22:11 

Contraria sunt complementa.

E. Lorion
То, что вам нужно, придёт к вам само, если вы не будете требовать того, что вам не нужно. (Нисаргадатта Махарадж)
Идея родилась год назад, и только сейчас обрела окончательное воплощение.

В жизни нет сюжетов, в ней все смешано — глубокое с мелким, великое с ничтожным, трагическое со смешным.
Антон Павлович Чехов.



Мне захотелось противопоставить себя себе самому, меня, такого, каким я был — мне, тому, каким я должен был и хотел стать.
Эрих Мария Ремарк.


I
На тёмном покрывале лежал ворох сиреневого фатина слишком яркого для этой лаконичной комнаты. Хозяин комнаты, префект дворянской военной академии, сидел в кресле с бокалом красного вина, не отрывая взгляда от этого яркого пятна. Спроси его сейчас кто-нибудь о том, как эта юбка оказалась на его постели, он лишь недоуменно взглянул бы на собеседника и ничего не ответил. Внутри него шла слишком напряжённая борьба. Вдруг дёрнулась левая бровь молодого человека, он залпом допил вино и встал из кресла, кажется, придя к какому-то решению.

***

В полутьме клуба звучали ненавязчивые танцевальные мелодии, играл популярный квартет, в центре салона кружились пары, у стеллажей с книгами перешёптывались группы молодых людей, за столикам выпивали, курили и вели беседы - здесь собирался весь цвет молодых аристократов. В очередной раз мелодично прозвенел дверной колокольчик, и появилась многочисленная группа смеющихся девушек, направившаяся сразу к бару. Только одна из них подошла к служащему и показала старинное кольцо, после чего её немедленно проводили через заграждения к одной из лож, находящейся на возвышении и обычно пустующей. Она могла бы проскользнуть незамеченной, если бы не ярко-сиреневая юбка из фатина и белокурые локоны поверх чёрной блузки. В салоне были дамы и ярче, но взгляд оратора из большой компании остановился именно на этом цветовом сочетании.
Маркус был завсегдатаем этого салона и любимцем публики, дамы называли его самым галантным кавалером столицы. Он славился искусством ведения беседы, вставляя остроумные замечания и шутки, плавно вступал в разговор и ещё более плавно из него выходил. Вот и сейчас Маркус аккуратно вышел из круга и направился к служащему, пропустившему девушку к ложам. Молодой человек о чём-то спросил его, в ответ служащий зашептал ему на ухо, выражение лица Маркуса не изменилось, коротко поблагодарив, он скрылся во внутренних помещениях.

В семейной ложе было очень уютно: полумрак, музыка хорошо слышна, вино приятно согревает. Эта кудрявая блондинка любила вальсы, а в последнее время слышала лишь строевые марши. Девушка погрузилась в музыку, расслаблено откинувшись на мягкую спинку и прикрыв глаза. Перед её мысленным взором возникло счастливое лицо кузена, тогда она танцевала в последний раз. Это было ещё перед войной, её братья и кузены были живее всех живых. В глазах защипало, брови девушки нахмурились. Раздался едва различимый шорох портьер, она моментально вскочила и приняла странную позу, весьма напоминающую армейскую "вольно", что, судя по возникшей ухмылке, весьма позабавило вошедшего, но не успел он и слова произнести, как услышал враждебное:
- Как вы здесь оказались?
- Поднялся по ступеням, как и Вы, - вновь ухмыльнулся незнакомец.
- Это ложа основателей, Вы не имеете права здесь находиться.
- Почему же, моей семье принадлежит половина этого клуба, а вот Вас я здесь раньше не видел.
Девушка подняла руку, на которой поблёскивал перстень основателей: “Я недавно вернулась из семейного имения," - и вновь опустила её, выжидающе глядя на гостя.
- Поведаете ли Вы мне что это за имение? С прекрасной дочерью какого клана я имею честь говорить?
- Вообще-то джентльмену положено представиться первым, - ледяным тоном, с едва различимой командной нотой, ответила она.
- Нижайше прошу меня простить, я ослеплён вашей красотой, моё имя Маркус Клауд, маркиз де Сомбре, - молодой человек поклонился с лёгкой улыбкой и протянул руку ладонью вверх.
- Лорейн де Войян, - ответила девушка чуть мягче и протянула руку для рукопожатия.
Лорейн вздрогнула, когда вместо рукопожатия Маркус поцеловал её руку.
- Неужели там откуда вы прибыли не принято целовать дамам руки? Ваши словно специально для этого созданы.
Лорейн чуть помедлив ответила: “Большую часть времени я проводила в кругу семьи”.
“Что за напыщенный идиот, неужели эти толстые комплименты кому-то нравятся,” - подумала она раздосадовано, – “как же мне от него отделаться”. Неловкую паузу прервали чарующие звуки "Лазурных волн".
- Могу я вас пригласить? – спросил маркиз, поклонившись.
“Может так он быстрее уйдёт,” – девушка ответила на поклон реверансом, - “да”.
“Как давно я не слышала этих прекрасных звуков,” - подумала Лорейн, прикрывая глаза.
Маркус вёл в танце мягко и плавно, Лорейн погрузилась в воспоминания, где ещё цела была музыкальная шкатулка, подаренная кузеном.
“Кажется, Вам очень нравится эта мелодия,” – заметил маркиз.
Лорейн открыла глаза и была на мгновение парализована каре-зелёным взглядом, который, казалось, проникал прямо в душу.
“Это моя любимая,” - её голос дрогнул, - “наверное, не стоило столько пить сегодня,” - подумала она.
До конца мелодии никто не проронил ни слова, Лорейн думала о том, что хочет прямо сейчас оказаться в своей комнате, куда не смогут так просто проникнуть незнакомцы.
- Благодарю, - сказала она любезно.
Маркус закрутил её в аллеманд, девушка, не ожидая этого, слегка пошатнулась, но кавалер вовремя её поймал.
- Ещё вина? - сейчас его глаза казались жёлтыми.
- Нет, думаю, мне пора домой, уже поздно.
- Позвольте Вас проводить? - Предложил он руку.
Лорейн взяла его под руку, как подобает по этикету. Маркус повёл её через внутренние помещения прямо к стоянке экипажей. Лорейн сразу узнала фамильный.
- Спасибо, маркиз, доброй ночи.
- Прошу ещё мгновения, милая герцогиня - сказал он, удержав её руку.
Лорейн бросила на него взгляд.
- Через месяц я буду праздновать очередной год на этом свете и буду несказанно счастлив видеть вас у себя. Соберётся небольшая компания.
- Я не знаю что скажут мои родственники.
- Уверен, они не будут против, - свободной рукой он стал проверять карманы, - кажется, у меня нет с собой визитки.
- Напишите на моей руке, - сказала Лорейн бесцветным голосом, протянув руку. Грифель защекотал её запястье.
- Я буду очень ждать Вас, - сказал Маркус, снова поцеловав её руку. Его глаза были ярко-зелёными. Лорейн лишь кивнула, заспешив к экипажу.


II
День обещал быть тяжёлым. Рано утром Лоран вернулся из пригородной семейной усадьбы и сразу отправился проверять казармы. Подъем отгремел 20 минут назад, к утреннему построению все было идеально. Начальник академии остался доволен увиденным. Но как только Лоран отдал приказы старшинам, начальник вызвал его к себе.
“Видимо не все так было гладко,” - подумал префект.
Однако в кабинете генерал повторил свои слова, добавив: “Показатель работы командира это слаженная работа команды без прямого его участия”.
Лоран слегка расслабился.
- Префект, у меня к Вам сложное задание: один наследный маркиз перевёлся в нашу академию из столичной. Экзамены он сдал неплохо, но что значит неплохо для этих столичных лентяев…? Мне не нужны слабые звенья, особенно перед императорским смотром. Займитесь им лично, любое количество дополнительных тренировок и занятий на Ваше усмотрение. Если возникнут вопросы, обращаться напрямую, я отбываю в ставку, вернусь через неделю. Это его личное дело, - подтолкнул папку генерал, - маркиз ждёт у пропускного пункта. Вопросы есть?
- Никак нет.
- Свободны.
Лоран вышел из кабинета весьма обескураженным. Это первое на столько ответственное поручение, которое дал ему генерал, обычно такие вещи поручают старшим офицерам, а те в свою очередь приставляют младшего офицера к новичку. Раз сам генерал курирует этот вопрос, значит новичок довольно близкий родственник императора. Но почему это дело поручили сразу Лорану? Все офицеры, разумеется, заняты подготовкой к императорскому смотру, значит для Лорана это поручение теперь первостепенной важности. Ему самому оставалось сдать лишь экзамен по фехтованию, все остальные экзамены и коллоквиумы он сдал ещё на прошлой неделе. С этими мыслями префект направлялся к пропускному пункту. В дверях он столкнулся с парнем в штатском, и досье вылетело у него уж рук. Лоран наклонился за ним и услышал голос: “О, кажется это обо мне, командир”.
Не успев подняться, Лоран встретил насмешливый взгляд зелено-коричневых глаз. В его глазах отразился ужас, который он смог побороть лишь спустя мгновение, поднявшись.
Наткнувшись на протянутую руку маркиза, Лоран протянул свою: “Лоран де Войян, префект академии”.
Засмеявшись, маркиз описал круг протянутой рукой со словами: “Поразительно, столько де Войян я не встречал никогда в жизни”.
Лоран застыл. Маркиз уверенно пожал его руку. Лорана прошиб холодный пот.
Рот маркиза исказила насмешливая усмешка: “Ну, показывайте где у вас тут что...”
“Теперь я знаю как стереть эту ухмылку с твоего лица,” - подумал Лоран, молниеносно опрокинув маркиза на колени.
- Вопросы здесь задаю я, - ответил Лоран ледяным тоном и правой рукой сдавил шею противника.
Маркиз покорно опустил голову и не шевелился.
- С какой целью перевелись в нашу академию?
Прибывший молчал.
- Отвечайте!
- Мой ближайший родственник решил, что здесь я смогу научиться большему.
- Когда говорите со старшим, необходимо упоминать должность.
- Простите, префект.
Лоран оставил маркиза стоять на коленях и принялся изучать его дело. Сердце префекта билось с бешеной скоростью, но ему удалось сосредоточиться на данных.
“Действительно неплохие отметки у этого де Сомбре, ” – думал Лоран. Маркус сдал все коллоквиумы на "хорошо" и "превосходно". Экзаменов для студентов третьего курса в столичной академии предусмотрено не было, в Первой же военной академии, где Лоран заканчивал четвёртый год обучения, экзамены сдавали студенты каждого курса.
- В течение двух недель Вам необходимо будет сдать коллоквиумы и экзамены согласно программе нашей академии. Это не составит для вас труда, т.к. Вы только что сдали большую часть из них в столичной академии. Можете встать.
Маркус поднялся и принял стойку вольно, в гражданском платье это выглядело уместно.
- С каких предметов вы хотели бы начать?
- С более сложных, префект.
Лоран ожидал противоположного ответа.
- Хорошо, сегодня я составлю Ваш индивидуальный график, следуйте за мной.
Префект отвел маркиза в казарму третьего курса, с минуты на минуту должен был закончиться второй урок, поэтому Лоран не стал вызывать дневального. Спустя пару минут вошёл старшина третьего курса, мокрый после бега.
- Префект! - Отсалютовал он.
- Вольно, старшина. У Вас пополнение. Маркиз де Сомбре перевёлся в нашу академию. Разместите его и назначьте провожатого для осмотра кампуса. Сегодня мною будет составлено его индивидуальное расписание на ближайшие две недели. Вопросы?
- Никак нет.
- Свободны.

Сердце Лорана все ещё колотилось, когда он зашёл в кабинет префекта. Кажется, я недооценил сложность этой задачи, подумал он глядя на досье.


III
Двухнедельная гонка подходила к концу. Маркус успешно справился с испытаниями. Маркиз оказался не так плох, как в начале подумал Лоран, в академию пришёл с багажом знаний и умений, задания выполнял исправно, по результатам экзаменов даже повысив свой общий вступительный балл.
Свой собственный экзамен по фехтованию прошёл для Лорана словно в тумане, он не помнил что у него спрашивали, не помнил как защищался и нападал, и даже с кем бился. Он сражался механически и вдруг увидел своего противника поверженным, лучший балл, а префект даже не помнил как его заработал. На протяжении всех этих дней Лоран спал урывками, изводя себя мыслями о том, что ему и всей его семье готовит перевод маркиза де Сомбре.
Сегодня Маркус получил своё первое увольнение. Лоран должен бы стать спокойнее, но вместо этого метался сначала по комнате, а затем по кампусу, как раненый зверь. В третий раз запинаясь о привычный доселе корень, префект воздел руки к небу и направился к пропускному пункту.
- Здравия желанию, префект.
- Вольно, дежурный, нет ли донесений в город?
- Так точно. Документы ожидают отправки в штаб с курьером в четыре утра.
- Я сам отвезу, - Лорану ещё не приходилось злоупотреблять своими полномочиями.
Дежурный, возможно, и удивился, но вида не подал, вручил Лорану пакет и предоставил журнал для подписи.
- Вернусь со встречными донесениями. Ко мне вопросы есть?
- Никак нет.

Лоран быстрым шагом направился к экипажу. В дороге префект задремал, проснувшись сразу после остановки.
- Обратно поедем со встречными донесениями. До пяти Вы свободны.
Лоран передал донесения и колебался: не отправиться ли ему самому в казармы..? Мгновение спустя префект быстрым шагом передвигался по улочкам старого города, всего в двух кварталах от управления находился клуб, Лорану срочно нужно было выпить.

В клубе был занят лишь один столик, что диссонировало с количеством дыма, Лоран кивнул служителю и направился к ложам. Портьера его ложи была плотно задёрнута, но взвинченный префект не обратил на это внимание. Проскользнув внутрь, Лоран оказался в клубах курительного дыма. На столе горела свеча, а в кресле сидела черноволосая дама с короткой стрижкой и густо подведёнными, нечеловечески яркими глазами.
Лоран на мгновение опешил: “Простите мне моё вторжение, миледи, кажется я ошибся”.
Префект направился к выходу, но был остановлен чарующе томным голосом с ироничными нотками: “Вы не ошиблись, герцог, все остальные ложи заполнены, сегодня курительный день.”
Лоран пристальнее вгляделся в даму, но не узнал её: “Прошу меня простить, миледи, мы знакомы?”
В ответ послышался высокий смех: “Я могу и обидеться на такую небрежность, герцог”.
Дама откинулась на креслах и окинула Лорана оценивающим взглядом.
Смутившись окончательно префект предложил:
- Не хотите ли вина?
- Не откажусь.
Распорядившись о вине, Лоран сел напротив незнакомки.
- Судя по тому, что вы находитесь в этой ложе, вы одна из ближайших родственниц основателей, но я не припомню ни у кого из них дочери.
- Все верно, я давно не появлялась здесь, герцог, - ответила дама с лёгкой улыбкой.
Решив, что дальнейшие расспросы будут неприличными, Лоран уж решил было заговорить на какую-то нейтральную тему, как услышал:
- Можете называть меня Леонорой.
- Очень приятно миледи, - префект поспешно встал и поклонился, - я герцог Лоран де Войян.
Вернувшись на своё место, Лоран застал насмешливую улыбку.
- Кажется, теперь в армии торжествуют либералы, раз офицерам при исполнении дозволено посещать салоны.
Лоран чуть не поперхнулся.
- Я пока ещё не офицер, миледи, на этот случай не существует приказа...
- Чем вы и воспользовались. Умно! - Её глаза загорелись.
Префект чувствовал себя совершенно сбитым с толку, расстёгивая ворот мундира, он нечаянно задел плащ, из кармана которого выпала книга.
- Что это? - спросила Леонора глухим и низким голосом.
Лоран наклонился за томом и ответил:
- Это моя любимая книга, предполагал, что она скрасит мне часы проведённые здесь...
- Позвольте, - перебила его дама.
Удивлённый Лоран протянул ей книгу.
- О, так и есть, это же “Путь Великого Предела”, где вы её взяли? Хотя нет, не отвечайте, у вашей семьи, конечно, сохранился экземпляр.., - Леонора открыла книгу и стала бережно переворачивать страницы.
- Вам нравится этот древний трактат? – Лоран не мог вспомнить, чтобы какая-либо дама при нём говорила об этой книге.
- Не то слово, - не отрывая взгляда ответила она, - мне не доводилось держать эту книгу в руках уже очень давно.., наш последний экземпляр пропал на войне вместе с моим старшим братом...
- Вы первая, кто интересуется этой книгой... Ни в моей семье, ни среди друзей, ни в академии поклонников я не встречал, мало кто о ней знает...
Леонора снова прервала его глухим голосом, глядя в Книгу:
- Мало кто знает что значит потерять свою собственную жизнь... Ах, вот оно... - Леонора углубилась в чтение, прервав саму себя.
На Лорана снизошло странное умиротворение. Он расслабленно сидел с бокалом тёплого вина в руке и наблюдал за тем, как незнакомая ему ранее Леонора читает его любимую книгу.
Часы пробили без четверти пять, Лоран вздрогнул, поднялся, накинул плащ, а новая знакомая даже не пошевелилась, префект бесшумно вышел.
Лоран быстрым шагом подошёл к служителю со словами: “Узнайте всё, что сможете, об этой леди”.
Уточнять не потребовалось, взгляд служителя говорил о том, что его поняли правильно. Выйдя на улицу, Лоран перешёл на бег, в управление не опаздывают.


IV
Лорейн сидела в парке. Ей овладела тоска. Иногда она приходила в этот тихий уголок, садилась у могучей ели и смотрела на озеро. Сегодня было непривычно шумно, со всех сторон доносились весёлые голоса.
“Смотр прошёл великолепно,” - с жаром говорил проходящий мимо молодой человек своему, по-видимому, младшему брату.
Лорейн вдруг вышла из задумчивого оцепенения и поднесла руку к лицу. Она была белой, без следа чернил, но Лорейн помнила адрес наизусть.
“Что я ему скажу,” - думала она, - “поздравлю и все. Невежливо будет не поехать. Отец говорил, что мы должны дружить с де Сомбре, может хоть так…” - кружились в голове обрывки мыслей.
Оказавшись в своей комнате, Лорейн остановила своей выбор на сиреневом фатине. Чтобы наверняка узнал среди толпы поклонниц. Прихватив дежурный подарок, принятый среди аристократов, девушка поспешила к назначенному часу.

У дома де Сомбре стоял лишь один экипаж.
“Неужели я одна из первых,” - подумала Лорейн.
Дворецкий встретил её фразой: "Добрый день, миледи, " - забрав плащ, продолжил, - “пожалуйте сюда”.
Лорейн оказалась в светлой гостиной, где было неожиданно тихо.
- А я уж и не чаял вас увидеть, прекрасная герцогиня.
Лорейн обернулась на голос и увидела перед собой высокую даму с короткими черными волосами. Девушка оцепенела.
Не желая верить своим глазам, она выдавила из себя: “Я пришла поздравить маркиза...”
“Мне очень приятно,”- шутливо поклонилась дама, - “Вы забыли это”.
Дама держала в руках “Путь Великого Предела”.
Лорейн охватил ужас: “Он все-таки узнал меня”.
Но префекта де Войян не так просто обескуражить:
- Что это за цирк, маркиз?
- Полагаю, тот же, что и у вас, герцог.
Аристократы не мигая смотрели друг на друга.
Раздался стук и из-за двери донеслось: “Я подал чай на веранде, рэгль”.
“Очень удобно,” - подумал Лоран, - “с этим старинным термином точно не перепутаешь пол своего господина”.
“Чего вы хотите?” - Спросил он уже спокойнее.
Де Сомбре указал жестом на кушетку, Лоран сел, выжидающе глядя на него.
“Полагаю, Ваша история не многим отличается от моей,” - начал Маркус, - “Однако, вы не находите забавным, что сразу две уважаемые дворянские семьи рискуют честью, обманывая императора?”
Лорейн вспыхнула: “Если бы не это дурацкий закон! Все мои братья погибли в войне за империю. Без наследника дом ничего не стоит…” - с горечью оборвала она себя.
- Как же вы надеялись добыть наследника? - иронично заметил де Сомбре.
- А Вы? - с вызовом бросила Лорейн. А потом не зная зачем продолжила:
- Я должна была представлять де Войян до тех пор пока моему племяннику не исполнится хотя бы десять, он смог бы начать обучение и представлять семью...
- А что было бы с Вами?
- Отец говорил, что позже я смогу вернуться к своей прежней жизни, к куклам и платьям, - в её глазах блеснули злые слёзы.
- Сколько лет вашему племяннику? – Спросил Маркус непривычно бесцветным голосом.
- Двенадцать. Он учится в лицее. Я просил отца дать мне закончить обучения. В четырнадцать он поступит в Первую академию и будет представлять семью.
- А Вы? – Голос Маркуса слегка дрогнул.
Лорейн не ответила, её невидящий взгляд был устремлён куда-то вдаль.
Маркус встал и мягко потянул за собой Лорейн: “Пойдёмте, я покажу вам нашу веранду, с неё открывается замечательный вид на сад”.
Лорейн взяла под руку Маркуса, вспомнив как он провожал её к экипажу месяц назад.
Вид был действительно потрясающий. Он открывался не только на чудесный зелёный сад де Сомбре, которые являлись ближайшим кланом к императорской семье, но и на величественные горы, окружающие столицу с её предместьями.
Лорейн смотрела на Маркуса и удивлялась как могла не узнать его тогда, в ложе... Вся в мыслях о маркизе, она не узнала его в платье. Лорейн даже хихикнула вслух своим мыслям. Маркиз бросил на неё взгляд.
- Вас на самом деле зовут Леонорой? - Дружелюбно спросила она.
- Да, меня так звали. Мои братья погибли, как и ваши. Моя мать не могла больше находиться в этом доме и уехала с отцом в провинцию. Я сам предложил занять место брата, мы были очень похожи. По документам Леонора мертва, а Маркус жив - с полупоклоном сказала она.
- Уже после смерти моего старшего брата родился его бастард, он ещё слишком мал, но отец планирует выдать его за своего сына.
Прочитав изумление на лице Лорейн, она продолжила:
- Мой отец всегда был близок с императором, а на войне Маркус спас наследника.
У Лорейн защипало в глазах. Слушая Леонору, она вдруг ощутила весь груз своего положения.
- Спасибо, маркиза! - С чувством вымолвила Лорейн.
Леонора лишь улыбнулась.


Contraria sunt complementa.


Фотограф - Ira Milton
Ретушь - Мария Харченко
Маркус и Леонора - Shinketsu

@темы: Графомания

URL
Комментарии
2016-06-28 в 22:39 

Лэсси Норес
пушистая невозможность
Безумно грустно... Оставляет ощущение треснутого стекла что ли... И хочется перечитать еще несколько раз)) Цепляет....

2016-06-28 в 22:50 

E. Lorion
То, что вам нужно, придёт к вам само, если вы не будете требовать того, что вам не нужно. (Нисаргадатта Махарадж)
Лэсси, спасибо :nechto:

URL
   

Записки с... Лориона

главная